2019-12-13T23:46:57+03:00
КП Беларусь

Как Быков водку «Сівыя коні» выпустил

Исследователь белорусской литературы Сергей Шапран готовит к печати вторую книгу белорусских исторических анекдотов. Публикуем отрывки из нее
Поделиться:
Исторические анекдоты. Фото: шаржи Кастуся КУКСОИсторические анекдоты. Фото: шаржи Кастуся КУКСО
Изменить размер текста:

Веселая и поучительная книга исследователя белорусской литературы Сергея Шапрана «Беларускі гістарычны анекдот», вышедшая в начале 2018 года, хоть не была практически замечена ни критикой, ни профессиональными литераторами, зато была быстро раскуплена читателями. С тех пор минуло почти два года, и Шапран написал вторую книгу исторических анекдотов. Пока она готовится к печати, фрагменты из нее «Комсомолка» начинает публиковать в переводе автора с белорусского.

Но прежде надо сделать оговорку, что же это такое - исторические анекдоты. Это своеобразные бытовые и исторические хроники, порой - смешные, порой - не очень, иногда подлинные, иногда - мифологизированные. Непременное условие здесь, по сути, лишь одно: персонажи - это люди, не нуждающиеся в особом представлении. Исторические анекдоты - это своего рода альтернативная неканонизированная история, которой нет места в школьных и вузовских учебниках, но отрицать ее существование бесполезно. И неоспоримое тому доказательство - наша новая рубрика «Были-жили…».

Исследователь белорусской литературы Сергей Шапран

Исследователь белорусской литературы Сергей Шапран

Другой жанр

Во время «чистки» редактурой-цензурой «Знака бяды» Василь Быков неожиданно подумал: а что, если произведение назвать не повестью, а романом? Но командированный из Москвы литправщик глубокомысленно пояснил:

- Тогда придется возиться вдвое больше, потому как другой жанр.

Такое было официально-«научное» определение жанра. И Быков решил: пусть уж остается в жанре повести.

Шутник Быков

Василь Быков лишь внешне казался суровым и недоступным, в дружеской же компании любил остроумные шутки и розыгрыши.

Фото: Шарж Кастуся КУКСО

Фото: Шарж Кастуся КУКСО

Писатель Валентин Блакит вспоминал, как однажды друзья договорились собраться дома у Геннадия Буравкина. Ко всеобщему удивлению пунктуальный Быков пришел, когда все были уже в сборе.

- Даруйце, хлопчыкі, прыпазніўся. У чарзе прастаяў - новую ж гарэлку выпусцілі! - сказав это, Быков достал из портфеля бутылку с роскошной цветной этикеткой.

«Хлопчыкі» только залупали глазами, поскольку на этикетке было написано «Сівыя коні», ниже мелкими буквами - «Ушачская самаробная», а в кружочки медалей были аккуратно вклеены физиономии всех присутствующих, в том числе Быкова. Должно быть, не один час потратил он на изготовление этикетки.

С того времени, когда договаривались встретиться, с легкой руки Быкова говорили не «пайсці да Бураўкіна», а - «сабрацца ў «Сівых конях».

Академик

Из дневника Рыгора Бородулина. Секретарь парторганизации Академии наук объявляет, что Академии наук выпала честь избрать академиком члена ЦК КПБ, второго секретаря ЦК Тимофея Сазоновича Горбунова. Как вдруг какой-то ученый-физик из Ленинграда попросил огласить список научных работ Горбунова. Парторг, чуя нутром гнев ЦК за провал такой ответственной кандидатуры, на мгновение онемел, но потом нашелся:

- Как можно задавать такой вопрос?

А спросив, почувствовал, что дальше сказать уже нечего, и поэтому повторил еще и еще раз свой вопрос. Пока, наконец, его не осенило.

- Кто думает о науке, создает все условия ученым? - спросил он и сам же ответил: - Партия! И как раз Тимофей Сазонович Горбунов, как секретарь ЦК, создавал эти условия и укреплял науку. Так что все, что сделано нашими академиками, нашими учеными, можно считать его работой.

Все присутствующие улыбнулись. Так Горбунов стал академиком.

«Душа/жена»

Владимир Некляев рассказывал. Был день рождения Рыгора Бородулина, и, поднимая тост за здоровье именинника, Владимир Короткевич пожелал, чтобы тот жил, не забывая наказ Николая Заболоцкого:

Не позволяй душе лениться!

Чтоб в ступе воду не толочь,

Душа обязана трудиться

И день и ночь, и день и ночь!

А надо заметить, что хотя стол и ломился от еды, но хозяйка забыла подать хлеб. И когда Бородулин сказал, чтоб жена принесла из кухни хлеба, она ответила, что устала и никуда не пойдет. В результате Бородулину не осталось ничего иного, как самому пойти за хлебом. Когда он вернулся, слово взял Короткевич:

Фото: Шарж Кастуся КУКСО

Фото: Шарж Кастуся КУКСО

- А ты ведаеш, Грыша, як першапачаткова гучаў той верш Забалоцкага? - и, не дождавшись ответа, продекламировал:

Не позволяй жене лениться!

Чтоб в ступе воду не толочь,

Жена обязана трудиться

И день и ночь, и день и ночь!

Как Карпюк вместе с Коласом в грибы ходил

Алексей Карпюк рассказывал о встречах с Якубом Коласом. Впервые это произошло в 1953 году, когда, случайно увидев Коласа в редакции журнала «Полымя», Карпюк - молодой, тридцатилетний писатель - вызвался поднести к машине собрание сочинений дядьки Якуба, и Константин Михайлович, ничуть не удивившись и даже не прерывая разговора с собеседником, без слов отдал оба свои свертка. В тот момент счастливый Карпюк уже представлял, как будет хвалиться в деревне Бискупцы, где он работал директором школы, что самому Якубу Коласу книжки подносил!

В другой раз встреча состоялась в Доме творчества «Королищевичи». Кто-то принес сенсацию: по грибы приехал сам Колас! Схватив на кухне корзину, Карпюк бросился догонять дядьку Якуба, по дороге уже представляя, как будет в будущем рассказывать внукам, что вместе с самим Коласом грибы собирал!..

На Карпюково настороженное приветствие дядька Якуб дал свой «дзень добры», после чего поинтересовался, откуда Карпюк родом, где живет, как звать и что пишет - прозу или стихи… Ответив на все вопросы и удовлетворив тем самым собственное самолюбие, переполненный счастьем Карпюк немного еще походил по лесу и вскорости вернулся в Дом творчества.

Когда Колас приехал в грибы назавтра, Карпюк нашел его на той же самой дорожке. Состоялась точно такая же, как вчера, беседа - Колас снова поинтересовался: откуда приехал, как звать, что пишет...

Алексей Карпюк был крайне разочарован, что не произвел на Коласа ни малейшего впечатления, и тот забыл о нем уже через сутки.

«Ніякага склярозу»

Со «Знакаў прыпынку» Владимира Некляева:

«На чарговым дні народзінаў Віктара Казько ў чарговы раз аглядаем ягоны сад на лецішчы ў Дудутках. Пра кожнае дрэва ў гаспадара свая гісторыя, якая штораз паўтараецца ў адных і тых жа дэталях.

Я не юны мічурынец, таму аднойчы не вытрымліваю.

- Апанасавіч, ты мне ўжо ў дзясяты раз тое самае распавядаеш! І ў мінулым годзе, і ў пазамінулым!..

Казько ўважліва разглядае прывой на грушыне.

- Ты помніш?.. Дакладна тое самае?

- Помню! Дакладна.

- І нічога не блытаю?

- Нічога.

- Дык і добра. Ты помніш, я не блытаю… Значыць, ні ў цябе, ні ў мяне ніякага склярозу».

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также