2019-12-10T11:16:11+03:00
КП Беларусь

Минску нужны не только эпичные фигуры-мумии, но и скульптуры городским котам и швейной машинке

Главное в любом творчестве - чувство меры. И умение сохранить созданное
Поделиться:
Первой локацией шар-бабы стала площадь Свободы. Фото: Фейсбук Дмитрия СурскогоПервой локацией шар-бабы стала площадь Свободы. Фото: Фейсбук Дмитрия Сурского
Изменить размер текста:

Большой город - это не только комфорт повседневной жизнедеятельности. Это еще и пространство для искусства - большого, официального, и того, что поменьше, но куда понятнее. Если говорить о Минске, то как раз второму хочется определить его место. Не зря ведь на круглых столах по проблемам городского благоустройства в СМИ звучали идеи ввести в столице мораторий на фигуративную скульптуру.

- Минск за последние годы чрезмерно забронзовел из-за многочисленных жанровых городских скульптур - городовой, лесничий, рабочий... - делится мнением председатель Белорусского союза дизайнеров Дмитрий Сурский. - Порой они выглядят просто карикатурно, гротескно и устарело, но даже профессионально выполненные работы своей мемориальностью и натурализмом пугающе напоминают зловещие образы Командора и Венеры Ильской из литературной классики.

При этом, уверен Дмитрий Олегович, в Минске катастрофически мало абстрактной скульптуры, редимейдов и нефигуративных объектов, экспериментов с формальной архитектурной пластикой, современными альтернативными технологиями и материалами. Поспорить сложно. Тем более обращение к понятным всем человеческим темам, посвящения ремеслам, инструментам и предметам быта, проблемам экологии и сосуществования с живыми обитателями города - птицами, домашними животными, насекомыми - смогли бы насытить визуальный ландшафт города новыми образами, аллюзиями и реминисценциями.

- Например, швейная машинка на чугунной станине, на которой поколениями ремонтировали одежду, шили школьную форму... - говорит Сурский. - Сейчас такие предметы отходят и вполне могли бы стать арт-объектом и местом притяжения. Заодно продлилась бы их жизнь в нашей памяти. Рядом не нужно бронзовых фигур - изящный металлический манекен, стул, торшер завершили бы композицию. Или, к примеру, вилка, которая в наших краях стала известна благодаря королеве Боне. А почему бы не поиграть с масштабом и не сделать ее высотой с фонарный столб? Это было бы посвящением всем знакомому объекту и самой королеве, которая 500 лет назад привнесла в быт наших предков столько новшеств.

Или городские животные. Нравятся они кому-то или нет, но коты, собаки, птицы, пауки и мухи живут рядом с нами, становятся героями литературных произведений. И хорошее получилось бы напоминание, что мы живем не только ради себя, но и в окружении живых существ, за которых в ответе. Такие объекты изредка радуют горожан во время проведения недель дизайна и скульптурных пленэров, но редко приживаются в городе.

Один из примеров - 5-тонная шар-баба авторства того же Дмитрия Сурского на Зыбицкой, которая в городском пространстве получила новый смысл. Ироничный месседж, адресованный архитекторам (на шар-бабе прикреплена табличка с надписью Memento mori - «Помни о смерти»), считали не только профессионалы: ничто не вечно, и безжалостный молох времени, идеологии может вознестись в любой момент.

- Шар-баба - это не только орудие для сноса строений, но и бомба замедленного действия, язык гигантского колокола, набата, который пока не начал размах, - рассуждает художник. - Беларусь ведь пострадала не только от войн, но и от неоправданного волюнтаризма власти. И архитекторов в том числе. Тех, которые уничтожали историческую ткань города, ради установки сомнительных собственных шедевров. Не так давно снесли ВДНХ, электростанцию, здание Музея истории войны. Мы по-прежнему живем под постоянной угрозой утраты своего наследия.

Объект вместе с почти десятком других появился в рамках ХI Фестиваля архитектуры. Материалами обеспечил «Минсквторчермет» - художники отобрали целый МАЗ металлолома и сделали свои объекты.

- Какое-то время они стояли в Верхнем городе, людям нравилось, народ селфился, - говорит Дмитрий Олегович. - Потом одна из таких треш-скульптур пропала - подозреваю, могла опять вернуться на тот же «Вторчермет»… Валерий Малахов забрал своего носорога - теперь он стоит у Дворца искусства. «Космическая станция» Павла Войницкого в какой-то момент исчезла, но, к счастью, позже нашлась на складе. По поводу своей шар-бабы я заволновался, когда с нее пропала цепь. После того как другие объекты исчезли, она выглядит сиротливо. Слышал, есть идеи создать на этом пятаке что-то иное. Хотелось бы ее сохранить, придать статус городской скульптуры. Мне удалось убедить руководство Мингорисполкома и директора предприятия «Минская спадчына», которое отвечает за Верхний город, о том, чтобы найти шар-бабе достойное место и подать ее более основательно - сделать благоустройство, поставить на подиум. Объект ведь посвящается не только Союзу архитекторов, но и всему человечеству - это напоминание о бренности всего сущего.

Шар-баба - объект лаконичный и выразительный, безмолвное напоминание о минувших и будущих утратах. По сути, это плакат, но в монументальных, реальных формах и масштабах…

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также