2019-04-10T23:34:05+03:00
КП Беларусь

Лидер группы «Крама»: «На «Голос 60+» не пойду вслед за Николаем Арутюновым, а по 90-м не ностальгирую, но и не поливаю их грязью»

«Комсомолка» расспросила Игоря Ворошкевича, почему у команды не сложилась карьера на Западе, как он созрел на альбом песен о любви и чем его впечатлил актер Вигго Мортенсен из «Зеленой книги» [фото]
Поделиться:
Игорь Ворошкевич говорит, что года его не пугают - в душе он молод.Игорь Ворошкевич говорит, что года его не пугают - в душе он молод.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ
Изменить размер текста:

- В последнее время концерты «Крамы» все чаще с грифом исторических событий – юбилеи личные, альбомные. Ощущаете на себе груз этой истории? Вас часто называют легендой или генералом белорусской рок-музыки.

- Не люблю эти титулы. Они для рок-музыканта не нужны. Я не однажды говорил: мои амбиции - не плясать перед тысячами людей на стадионе, а дома с гитарой и писать песни. Ну, а даты… Уже как-то свыкся, что 50 лет – прошло, 60 – через год. Наверное, цифры возраста пугают только в молодости. Да, я дед, у меня внучке в этом году 4 года, но в душе – молод. И всегда стремлюсь к новому. Скажем, на концерте 30 апреля для меня более значимы не воспоминания о былых заслугах, а то, что мы исполним пару песен из будущего альбома. Кажется, они будут квинтэссенцией того, что «Крама» делала без малого 30 лет.

- А как вы охарактеризовали бы свой статус сегодня, если не «легенда» и не «рок-генерал»?

- Известный музыкант, который всю свою жизнь отдал созданию белорусского блюз-рока и рок-н-ролла.

В последние годы "Крама" довольно часто дает концерты в связи с круглыми датами, которых хватает в более чем 27-летней истории команды. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

В последние годы "Крама" довольно часто дает концерты в связи с круглыми датами, которых хватает в более чем 27-летней истории команды.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

«Я НЕБОГАТЫЙ ЧЕЛОВЕК, НО ТАК В ЖИЗНИ БЫВАЕТ»

- Музыка «Крамы» вас кормит?

- Проблемы решает. Можно сказать, и так - кормит. Я не богатый человек, но на жизнь хватает. Ясно, что хотелось бы больше. Но ничего страшного – так в жизни бывает.

- Но надежда что-то заработать на своей музыке когда улетучилась?

- Она не улетучилась – я же пишу новые песни. Может, за следующую и заработаю хорошо. (Смеется.) Тем более я стремлюсь написать свою главную песню и сейчас над этим работаю. (Смеется.)

Игорь Ворошкевич - один из самых харизматичных белорусских рок-музыкантов. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Игорь Ворошкевич - один из самых харизматичных белорусских рок-музыкантов.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

- Приходилось ли в тяжелые с финансами годы доставать из длинной шуфлядки свою специальность по диплому – интерьер и оборудование?

- Нет. К тому же, время так поменялось, что дизайнеров сегодня хватает. Думаю, при той школе, которая была у меня, сегодня пришлось бы переучиваться. По профессии последний раз я работал в 1997-м – Барановичи, предприятие моего друга. Это в принципе последняя запись в моей трудовой книжке. А так порой рисовал какие-то рисунки, выходили мои шаржи и в «Комсомолке». В первых альбомах «Хворы на рок-н-рол», «Гэй там, наливай!», которому будет посвящен концерт 30 апреля, мои обложки. Но музыка победила.

- А как считаете, зацепись «Крама» попрочнее в Великобритании в начале 1990-х с записью, сделанной для западного рынка, могло ли что-то реально получиться там?

- Не могу себе на 100% это представить. Хотя бы потому, что не владел английским и не владею им поныне. Я умею подделывать разные языки, а выучить – проблема. Потому, когда на днях запостил в Фейсбуке ролик с актером Вигго Мортенсеном (Арагорн во «Властелине колец» и Тони «Болтун» в оскароносной «Зеленой книге» - Ред.), который говорить на 7 языках, написал коротко: «Зайздрошчу!». Вот не люблю зависть, но тут иначе не скажу. Есть и другой момент – я музыкант специфический, художник-музыкант, не профессиональный вокалист, у меня вообще никакого музыкального образования, тексты не пишу… В общем, не знаю, что было бы.

Хиты "Крама" всегда поет с залом - например, "Гэй, там, налівай!". Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Хиты "Крама" всегда поет с залом - например, "Гэй, там, налівай!".Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

- На западе переводят из белорусской литературы то, что соответствует их стереотипам о нашем уголке Европы. В музыке, наверное, в начале 1990-х тоже ждали чего-то конкретного из неизведанного уголка пост-СССР?

- Сложно сказать. Этим делом занимался не продюсер, а бизнесмен, который покупал на Минском мотовелозаводе мотоциклы, вывозил их и в Великобритании переделывал в спортивные байки. Через бас-гитариста «Крамы» к нему попали наши записи, понравились, затем мы записали на студии в Мозыре англоязычные версии песен. От нас не требовали вставлять в тексты Ленина, Сталина или красный флаг для колорита. Так что прекрасно владевший английским бас-гитарист группы «Сузор’е» Алексей Козловский просто перевел наши вещи.

- По итогам 1994 года, 25 лет назад, первую рок-корону Беларуси дали «Краме». Она давала что-то, кроме громкого титула?

- Наверное, это теперь просто приятно вспомнить – а первая-то «Крама»! Насчет призов… Не уверен, что на «Рок-коронации», но спонсоры порой дарили группам какие-то кофеварки. Вообще, это было невероятное мероприятие – в 1994-м там были Ярмоленко, Ханок, даже Вуячич. Позже такие персоны в связях с рок-тусовкой не замечали.

- Кстати, о самой рок-тусовке. Какое-то время группы «Крама», «Торнадо», «Нейро Дюбель» жили одной компанией на сцене и вне ее. А потом в белорусской рок-музыке что-то надорвалось, треснуло. Так когда все разбежались по норкам?

- Когда одни люди стали пусть не нищими, но остались на том же уровне, а другие разбогатели. Плюс возраст, семья, дети, работа и поменявшееся время. Это не значит, что все резко перестали контактировать. Но если в 1990-х мы регулярно ездили на рыбалку, гуляли до утра, то сейчас разве что раз в год созваниваемся или вовсе пишем друг другу поздравления с днем рождения комментарием в Фейсбуке. Хотя это нормально, естественно, в общем-то.

По взаимоотношениям музыкантов на сцене было не понять, что в группе есть внутренние противоречия. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

По взаимоотношениям музыкантов на сцене было не понять, что в группе есть внутренние противоречия.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

«ПОСЛЕДНИЕ ДВА АЛЬБОМА «КРАМЫ» ПОЧТИ НЕ СЛУШАЮ – ОНИ РОДИЛИСЬ В КОНФЛИКТЕ»

- В «Краме» не раз менялись музыканты, но прошлогодний уход Сергея Трухановича вышел скандальным – с напряженными интервью вашими и Сергея, эмоциональными постами в соцсетях, едва ли не срывом концерта. Причем разногласия были накрепко замешаны, как можно понять, на вопросах лидерства в команде, на пути развития коллектива… Наверняка, вы проанализировали ситуацию за эти месяцы: а получилось бы разойтись мягче?

- Конечно, прокручивал ситуацию не раз. Формальной причиной для такого жесткого расставания послужили мои интервью. Сергей не слышал в них мои мессиджи. А посылал я их в таком виде потому, что в частных разговорах все решить не удавалось. Сергей гнул свою линию, не принимал то, что я хотел донести, то, что говорила группа. В итоге, все сказанное в интервью, он воспринял как личное оскорбление и ушел.

Сергей Труханович ушел из группы в конце прошлого года. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Сергей Труханович ушел из группы в конце прошлого года.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Теперь уже ясно, что разойтись надо было лет на десять раньше. Но я не люблю менять коллег. Сергея я ценил за профессионализм, за его стабильность в работе – у меня не было желания разбегаться с ним в разные стороны. И мы долго шли на уступки друг другу, компромиссы. А ведь хватило бы просто поговорить и поставить точку, не пытаясь построить некий гибрид. Вот последние два альбома «Усё жыццё дзіўны сон» и «Белая вада» - они не плохие, однако, песни с них почти не слушаю. Я знаю, что хотел бы там услышать, а все выходило процентов на 70. Думаю, так же было и у Сергея. К тому же, раз мы записывали эти диски в конфликте, то могли на половине работы сделать паузу на полгода. И каждый подход – словно для группы все начиналось сначала. Более того, за это время мы могли записать еще пару пластинок.

Кто знает, может, на одном из юбилеев "Крамы" хотя бы на один концерт к группе снова присоединится Сергей Труханович, как участвовали в 25-летии команды бывший бас-гитарист Руслан Правда... Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Кто знает, может, на одном из юбилеев "Крамы" хотя бы на один концерт к группе снова присоединится Сергей Труханович, как участвовали в 25-летии команды бывший бас-гитарист Руслан Правда...Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

...и бывший ударник "Крамы" Андрей "Фил" Филатов. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

...и бывший ударник "Крамы" Андрей "Фил" Филатов.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

Наверное, все остановилось для меня на сборнике к 20-летию «Крамы» - там группа и все участники записи (а это Александр Сапега и Игорь Сацевич из Apple Tea, наш бывший гитарист Александр Газизов, духовики) очень выложились, альбом получился очень живым. Эта работа была необычной еще и тем, что мы ее записывали не в студии, а в коттедже при костеле под Барановичами.

- Теперь «Крама» работает над новыми песнями, которые должны были стать материалом вашего сольного диска. Вы ощущаете, что эти вещи – точно «крамаўскія»?

- Сольными эти вещи задумывал, чтобы не получилось так, как с альбомами «Усё жыццё дзіўны сон» и «Белая вада». Я начал над ними работать, но затянул – и так вышло, что Сергей ушел з группы. А коль музыканты остались и у меня нет возможности и времени собирать новый проект, я решил отдать их в «Краму». Поскольку 99% песен группы написаны мной, они выдержаны в том же стиле (даже когда я их ставил Сергею, он говорил на многие вещи - «крамаўская» песня).

Перед очередным концертом "Крама" полна оптимизма и выходит на него с новым материалом. Фото: Денис ШЕРЕМЕТЬЕВ (предоставлено группой)

Перед очередным концертом "Крама" полна оптимизма и выходит на него с новым материалом. Фото: Денис ШЕРЕМЕТЬЕВ (предоставлено группой)

Правда, раз уж все в этом альбоме задумывалось не как «Крама», тексты песен написали не Змицер Лукашук и Наста Гулак, а бывший текстовик «Уліса», поэт Феликс Аксценцев, много лет живущий в Канаде. Мы давно знакомы, но меня как-то зацепил его опубликованный на Фейсбуке русскоязычный текст блюза. Я попросил перевести его на белорусский, а Фил предложил написать тексты для моих песен. На сегодня готовы уже 10 вещей. Интересно, что в текстах Аксенцева я слышу отзвук старых песен «Крамы» на уровне каких-то слов образов – есть в них «крамаўскі» дух. А может, в диск добавим бонусом песню «Канада» с альбома «Гэй там, налівай!» - текст ностальгический, и связь будет с Феликсом.

В "Краме" сегодня играет новый гитарист Андрей Кравец (первый справа). Фото: Денис ШЕРЕМЕТЬЕВ (предоставлено группой)

В "Краме" сегодня играет новый гитарист Андрей Кравец (первый справа). Фото: Денис ШЕРЕМЕТЬЕВ (предоставлено группой)

- Теперь в группе новый гитарист.

- Андрея Кравцевича я знаю его давно, он примерно возраста Сергея Трухановича. Я уже забыл, но мне напомнили: когда в 1990-х Сергей на два года покидал «Краму», Андрей приходил на прослушивания. Мы тогда репетировали в бомбоубежище на заводе «Крыніца». В «Краме» он так и не поиграл, но несколько лет спустя мы вместе выступали в одном кавер-бэнде Los Bulbas (кстати, так я хотел и новый проект назвать). А когда ушел Сергей, перед концертом, который висел на грани срыва, я попросил о помощи гитаристов Леонида Веренича и Геннадия Дульчевского. А мне набрал Кравцевич и предложил помощь. Вскоре после этого концерта стали работать вместе с Андреем. Сейчас в группе очень творческая атмосфера, классные репетиции. Мы не договаривались, кто и что будет играть – я ведь теперь тоже на электрогитаре играю. Андрей хорошо разбирается в музыкальных стилях. Он не блюзмен, как, кстати, и Сергей, но ощущает эту музыку. Есть в его гитарной игре, по-белорусски говоря, «мілагучнасць». Но, зная любовь новичка к Guns`n`Roses, даже в шутку заметил: давай в «Краме» обойдемся без такой музыки – это другая опера.

«КОГДА МЫ ДРУЖИЛИ С ЯРМОЛЕНКО, ВСЕ АРТИСТЫ БЫЛИ ОТКРЫТО БЕЛОРУССКОЯЗЫЧНЫМИ»

- Кстати, о соло. Смотрели российский «Голос 60+»? Там отлично выступил ваш давний товарищ по блюзовому цех Николай Арутюнов. Рискнули бы на подобный эксперимент года через два в свои 60+? Тем более у нас тоже замыслили «Голос» организовать…

- Я смотрел только финал с Арутюновым. Сам даже и не пытался бы туда попасть – я ведь не вокалист-профессионал, как Николай.

- А на «Славянский базар» поехали бы, будь такое приглашение – уже 26 лет там не были?

- Нас никто туда не пригласит: хотели бы - позвали на 25-летие «Крамы». Меня, в принципе, эта система не особо интересует. Мы в начале пути «Крамы» дружили и сотрудничали с Анатолием Ярмоленко, записали с ним и с «Палацам» песню «Гомельскі вальс». Но тогда, в первой половине 1990-х, все артисты общались теснее, многие были открыто белорусскоязычными. Тогда можно было контактировать, а теперь с государством никаких отношений у меня нет.

На концертах "Крамы" Игорь Ворошкевич постоянно держит контакт с залом. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

На концертах "Крамы" Игорь Ворошкевич постоянно держит контакт с залом.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

- Телеэфиров, которые у нас по-прежнему создают публичность, «Краме» не хватает?

- Не может быть, чтобы группу вроде «Крамы» нигде не показывали, не крутили на радио, и люди знали нас в лицо. Это в возрасте Макса Коржа срабатывает. Хорошо, что песни «Крамы» звучат на 3-4 радиостанциях, для остальных мы неформат. В маршрутках же одно «Русское радио». И потому я давно не удивляюсь, что многие думают, мол, «Крама» развалилась.

- На первом концерте «Крамы» в большом зале после очередной серии запретов я обратил внимание на несколько человек, которые оживлялись, пожалуй, только на вещах времен «Бонды» и самой ранней «Крамы». А как вы смотрите на те времена – конец 1980-х – начало 1990-х? Ностальгия, несбывшиеся иллюзии?

- Никогда не ностальгирую. Это было время перестройки, перемен, но моя жизнь выпала на это время - мне было 30-40 лет, самые лучшие годы. Пусть они оказались непростыми материально и порой думаешь: а может, над нами ставили какой-то социальный эксперимент? В России сейчас это время вообще активно поливают грязью в кино, сериалах. А при Сталине, хочется спросить, было лучше - весело ждать «черный воронок»?

- Тексты пишете не вы, но есть ли среди песен «Крамы» те, с которыми связаны реальные жизненные истории?

- Наверное, «Польскі бізнес». Я когда-то записал на магнитофон гитарный ход, и в самое веселое время, когда мы по 5 часов репетировали на «Крыніцы» под нефильтрованное пиво, я начал его играть. И там возникла идея (уже не вспомню чья) сделать песню о челноках – в 1990-х тема актуальная. В каждой строке был вклад не только группы, но и наших товарищей, благо у каждого музыканта хватало историй на польской таможне. Кстати, Андрей Кравцевич предложил исполнить «Польскі бізнес» на концерте 30 апреля.

На концертах Игорь появляется и без головного убора, и, частенько, в любимых беретах. Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

На концертах Игорь появляется и без головного убора, и, частенько, в любимых беретах.Фото: Сергей ТРЕФИЛОВ

- В песне из проекта «Салідарныя з Беларуссю», которую вы спели дуэтом с Лявоном Вольским, есть строчка о юности в 1970-х: «Нам спявалі Rolling Stones нешта пра Start Me Up». А про что теперь «Крама» поет тем, кто помоложе?

- Кстати, в оригинале этой песни у польской группы Perfect упоминалась песня Blue Suede Shoes Элвиса Пресли, которую в переводе Михал Анемподистов адаптировал в Start Me Up «роллингов». А «Крама» поет о жизни, как и прежде. Раньше я отказывался от любовной темы в песнях, а когда достиг «сталасці», мне она кажется интересной. Мог бы целый альбом песен о любви спеть. В новом диске будут песни «Фаніпаль», «Зацменны блюз», «Маю права на блюз» - тексты там простые, бытовые, но есть в них и глубина. Порой надо дожить до нее, чтобы понять. Я как-то залез на YouTube посмотреть комментарии к песне «Дзяўчынка са шклянымі вачыма». В одном было написано: «Какой детский текст – как будто ребенок написал». Я даже обиделся: чтобы понять этот текст надо жизнь прожить, а в 18 лет этого комментатора… Ну, рановато.

НЕ ПРОПУСТИТЕ!

30 апреля группа «Крама» в 19.00 выступит в клубе «Друзья». Цена билетов – 28 – 38 рублей.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также