Общество

На Полесье были партнерские роды, а на Витебщине мальчикам пуповину перебивали камнями

«Комсомолка» расспросила авторитетного этнолога о том, чего остерегались белоруски во время беременности, почему девушкам, оказавшимся в доме роженицы, приходилось набирать в рот воды и как определяли пол ребенка без УЗИ полтора века назад
Этот хрестоматийный снимок крестьянок с детьми, сделанный Исааком Сербовым в Бобруйском уезде в 1910-х, хорошо показывает, что дети считались у наших предков главным богатством.

Этот хрестоматийный снимок крестьянок с детьми, сделанный Исааком Сербовым в Бобруйском уезде в 1910-х, хорошо показывает, что дети считались у наших предков главным богатством.

- Продолжение рода считалось главным назначением семьи, а дети - Божьим даром и благословением, - говорит кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра исследований белоруской культуры, языка и литературы НАН Беларуси Татьяна Кухаронак. - А вот бездетность воспринимали как несчастье, наказание за грехи или последствие проклятий, порчи. В таких случаях муж и жена постоянно конфликтовали, а односельчане не считали их семью уважаемой. Отношение менялось, если супруги брали на воспитание сирот.

- Сегодня принято планировать семью, проверять здоровье родителей перед зачатием ребенка. А когда у предков начинался цикл обрядов, связанных с рождением?

- Уже свадьба насыщалась обрядами, направленными на плодородие в семье, и пожеланиями многодетности - отсюда наверняка и присказка «и деток побольше», и свадебные сборы денег на мальчика и девочку. Зачатие ребенка в «правильное время» связывали с его счастливой жизнью. Потому избегали плотских утех в переломные моменты годового цикла, большие религиозные праздники, посты, а еще в постные дни - среду и пятницу. Считалось, что зачатые в этот период дети не будут физически и морально здоровы или вовсе окажутся нежизнеспособны, их могут ждать несчастья, а в характере проявятся отрицательные черты. Конечно, избегали зачатия в состоянии опьянения. Потому-то на свадьбе жених и невеста традиционно не пили.

Гнездо аистов возле дома, "буслянка", считалась хорошим знаком для семьи. Фото: Татьяна КУХАРОНАК

Гнездо аистов возле дома, "буслянка", считалась хорошим знаком для семьи. Фото: Татьяна КУХАРОНАК

- Сегодня немало примет о том, что можно и чего нельзя делать женщине во время беременности. Это отголоски традиций?

- Многие предписания и запреты касались первой половины беременности и исходили из практики. Женщина в положении остерегалась ударов в живот, во время тяжелых полевых работ подвязывая его полотенцем или косынкой, не стягивала сильно юбку, старалась не поднимать и не носить тяжести.

Многие рекомендации основывались на уверенности, что подобное вызывает подобное. Скажем, беременной нельзя было смотреть на пожар. А если так случалось, не дотрагиваться в испуге к своему телу - считалось, что у ребенка на этом месте появится яркое родимое пятно. Чтобы тело новорожденного не покрылось лишаем, женщине не разрешалось становиться на круг от мокрого ведра на полу. Беременные остерегались присутствовать на похоронах, смотреть на покойника, чтобы ребенок не заболел или у него не было болезненного цвета лица. Сидеть на камне или зашивать что-то на себе - спровоцировать тяжелые роды, а переступать через веревку, вязать, плести означало, что ребенок может запутаться в пуповине. Женщине в положении запрещалось даже спешить в разговоре - ребенок будет заикаться, подстригать волосы - чтобы не укоротить ум малышу. Конечно, беременных оберегали от отрицательных эмоций, а им самим настрого запрещалось смеяться над физическими и психическими недостатками других, врать, воровать, завидовать, ругаться - считалось, что это прямо или косвенно перенимает ребенок.

Сегодня многие моменты переняты из народной культуры, конечно, с корректировкой на современность. К запретам, например, добавилось пожелание не смотреть фильмы-страшилки по ТВ.

Ну а хорошее настроение, гармоничные песни и музыка, долгие прогулки на свежем воздухе всегда шли на пользу ребенку. Еще прежде считали позитивным, когда женщина часто крестилась, читала молитвы, исповедовалась и причащалась, не работала в религиозные праздники.

В прежние времена не было декретных отпусков – три дня по дому помогала повитуха, а потом мать брала деток с собой повсюду. Фото: perunica.ru

В прежние времена не было декретных отпусков – три дня по дому помогала повитуха, а потом мать брала деток с собой повсюду. Фото: perunica.ru

- Интересно, а пытались ли раньше родители угадать пол будущего ребенка?

- Конечно, пытались! Смотрели на форму и размер живота беременной, на поведение ребенка в утробе. Собственно, и теперь этим пользуются и будущие родители, и акушеры параллельно с УЗИ. Интересно, что расшифровка наблюдений исходила из традиционного места полов в бинарной системе: мужское - верх, правая сторона, сильное, большое, активное, острое, а женское - низ, левая сторона, маленькое, пассивное, слабое, тихое, округлое.

ЧТОБЫ ОБЛЕГЧИТЬ РОДЫ, ОТКРЫВАЛИ ЗАМКИ И ОБХОДИЛИ СТОЛ С РУШНИКОМ

- Где наши предки принимали роды?

- Зимой - в хате, летом - в бане, гумне, сарае. Баню, например, выбирали как отдаленное от дома спокойное теплое чистое место. По народным воззрениям, тут находилась своеобразная граница между мирами - своим и чужим. В Центральной Беларуси роженица порой возвращалась в отчий дом и проводила там еще с неделю после появления на свет малыша.

Роды принимала бабка-повитуха с опытом и знаниями в акушерстве, детских болезнях. Она же помогала первые дни по хозяйству, купала маму и ребенка, оберегала их от сглаза. К повитухам относились с уважением. Это были верующие, доброжелательные, аккуратные, верные мужу женщины. Считалось, что характер и поведение бабки влияют на «перебабленных» ей детей, их здоровье. А отказ идти к роженице считался тяжким грехом, стоившим уважения в обществе и статуса в профессии.

В белорусских семьях старались всех детей по очереди качать в одной люльке – считалось, так братья и сестры будут дружить между собой. На снимках люлька из Буда-Кошелевского района. Фото: Татьяна КУХАРОНАК

В белорусских семьях старались всех детей по очереди качать в одной люльке – считалось, так братья и сестры будут дружить между собой. На снимках люлька из Буда-Кошелевского района. Фото: Татьяна КУХАРОНАК

- Как старались облегчить роды?

- Роды, особенно первые, воспринимались как один из важных психофизических моментов и для женщины, и для всей семьи. Ведь у всех менялись роли: муж и жена становились родителями, а их родители - бабушками и дедушками. Чтобы все прошло нормально, накануне женщины просили прощения у семьи, соседей, односельчан, а во время родов молились небесным покровителям. Но, ощущая приближение ответственного момента, роженицы стремились, чтобы об этом событии знало как можно меньше людей. На Витебском Подвинье даже считали, что каждый посторонний вдвое увеличивает время родов. Было даже поверье: если в хату вошла девушка, роды пройдут очень тяжело. Потому незваная гостья расплетала косу, набирала в рот воду и давала ее выпить роженице.

- Наверняка у белорусов роды не обходились без каких-то магических действий…

- Конечно, мать и дитя старались уберечь от злых сил. Для этого бабка клала в кровать металлический предмет или обвязывала женщину красной нитью. Большая роль отводилась рушнику, его глубинное значение при рождении человека - медиация, связь между своим и чужим мирами. Потому использовали рушники с особыми орнаментами, а на Полесье брали праздничный - тот, в котором повитуха носила пасхальные гостинцы внукам. И саму бабку-повитуху приглашали, приходя с хлебом, завернутым в рушник, и к священнику шли с ним, когда просили во время затянувшихся родов открыть царские ворота («райскія дзверы») в церкви. Выполняли и магические приемы по принципу «подобное вызывает подобное». Например, снимали обруч с бочки и надевали его трижды на роженицу. А еще расстегивали на ее одежде все пуговицы, развязывали узлы, пояса, расплетали косы, открывали замки, сундуки и двери в хате.

Обязательным на родах был ручник со специальными узорами: он считался связью между своим и чужим миром. На снимке – «радзінны» ручник с Могилевщины. Фото: Татьяна КУХАРОНАК

Обязательным на родах был ручник со специальными узорами: он считался связью между своим и чужим миром. На снимке – «радзінны» ручник с Могилевщины. Фото: Татьяна КУХАРОНАК

- Существовало ли понятие совместных родов?

- Белорусы верили, что присутствие мужа или его определенные действия облегчают и ускоряют роды. Скажем, на Полесье супруг лежал на лавке и стонал вместе с женой.

БЕЛОРУСЫ НЕ КУПАЛИ МЛАДЕНЦЕВ В КИПЯЧЕНОЙ ВОДЕ

- Как ребенок приходил в мир?

- В народных представлениях в эту минуту на небе зажигалась новая звезда. Что касается процесса родов, то повитуха не принимала детей голыми руками - их накрывали старым исподним родителей, чтобы в будущем ребенок жил в богатстве и любил отчий дом.

Перевязывали пуповину прядью чистого льна или суровой ниткой, иногда добавляя одну красную нить. Мальчикам ее перерезали на ноже, топоре, дубовой коре, кусочке хлеба, на книжке, молотке. Хотя, к примеру, на Витебщине перерезать на топоре запрещалось - верили, что такой ребенок станет разбойником. Зато там порой пуповину мальчика перебивали камнями - «каб быў сільны». А девочкам перерезали пуповину на гребне, веретене, нитках, крючках, ножницах - говорили: «Будзе швачка».

Когда пуповина отваливалась, мать прятала ее в сундук или в специально проделанную в стене хаты дырку. Где-то в три, а где-то в семь лет ребенку давали развязать узелок с пуповиной - «каб развязаць свой розум». А на Витебщине аж до начала ХХ века пуповину отдавали парню, когда он шел в армию, а девушке - перед замужеством.

Фольклорист Исаак Сербов в 1911-м снял в Бобруйском уезде крестьянок с детьми.

Фольклорист Исаак Сербов в 1911-м снял в Бобруйском уезде крестьянок с детьми.

- А как проходило первое купание?

- Благодаря воде, символу жизни, ребенок покидал переходную зону. Младенца купали в лечебных ароматных травах. Для христианской защиты в купель добавляли воск с зажженной свечи, для богатой и счастливой жизни клали серебряную монету и несколько зернышек, а девочкам капали немного молока - чтобы была красивой. А вот в кипяченой воде белорусы младенцев не купали, боялись, что ребенок вырастет злым, крикуном - «у гарачай вадзе купаным». Воду после первого купания выливали в тихом месте, где не ходили люди и животные - под плодовым деревом или в углу дома. А на Полесье, когда купали девочку, воду выплескивали на крыльцо, чтобы она поскорее вышла замуж.

После купания повитуха заворачивала ребенка в пеленку из старой рубахи со специальным красным поясом - заранее одежду ребенку не покупали и не шили, боясь скорой смерти младенца. Опытная повитуха даже заворачивала мальчика в женскую сорочку, а девочку в мужскую, чтобы, когда подрастут, их любил противоположный пол. Перед тем как уложить ребенка в люльку (переходившую от ребенка к ребенку, чтобы братья и сестры друг друга любили), для здоровья, спокойного сна и чтобы отогнать злые силы, туда клали уголек, хлеб, соль, железный предмет или пускали туда кота. А вот пустую люльку качать запрещалось - считалось, что ребенок может умереть.

- А пытались ли родители как-то заглянуть в будущее ребенка?

- Знаком доброй судьбы называли «детскую сорочку», пелену плодной оболочки на голове, с которой рождался младенец, - отсюда и выражение «родиться в сорочке». Ребенок также считался счастливым, если новорожденный мальчик был похож на маму, а девочка - на папу. Собственно, так часто считают и сегодня…

ВОПРОС В ТЕМУ

Как белорусы относились к абортам?

- В народной традиции религиозные и моральные нормы запрещали предотвращать зачатие или уничтожение плода, - говорит Татьяна Кухаронак. - Вот, что я однажды записала в экспедиции в Ивановском районе: «Аборт - гріх, сама страшній. Кажуць так: «Думала, матка, што нас нэ будэ, а мы стоімо пэрэд Богом, бы добры люды». Это надо 70 раз каяцца, да Бога просыць, шоб простылы. Раней аборты нэ робылы».

В городах тоже придерживались традиций – например, на этом фото из Гродно начала ХХ века вся семья присутствует при первом купании младенца в деревянной ванночке. Фото: russianphoto.ru

В городах тоже придерживались традиций – например, на этом фото из Гродно начала ХХ века вся семья присутствует при первом купании младенца в деревянной ванночке. Фото: russianphoto.ru

КСТАТИ

«Цябе ў капусце найшлі, дак ты такая кіслая, нягодная»

На вопрос, откуда берутся дети, ребятне чаще всего отвечали: нашли в капусте или принес аист. В фольклорных экспедициях Татьяна Кухаронак записывала детские воспоминания об этом у своих информаторов.

«Дзед мне гаварыў: «Цябе ў капусце найшлі, дак ты такая кіслая, нягодная» (Петриковский район).

«Мне было год 5 ці 6, а наша суседка, бабка, была павітухай. То мы да яе ўсе прыставалі: «Бабочка, мілая, дзе вы дзіця бярэце?» Бабка паказала на куст парэчак і кажа: «Ось там, мне іх туды бусел прыносіць». Так мы пасля палкай паролі туды, усё дзіця шукалі, думалі знойдзем самі» (Гродненский район).

«Галя спрашывала: «Мама, где ты взяла яе, прывязла откуда?» Ужэ ей быў пяты годзік. Я гавару: «Там у бальніцы басейн такі, ванна такая бальшая, і там плавают маленькія дзеці». Она мне гаварыт: «А пачэму ты, мама, мальчыка не прывязла?» Я гавару: «Сказалі, што крайняе пападзецца ў ванне, то тваё. Крайняя была дзевачка» (Малоритский район).