Общество

Цензура на советском БТ: Запрет на показ «Сяброў» и звонки трудящихся о внешнем виде рок-музыкантов

«Комсомолка» попросила рассказать редакторов и ведущих Белорусского телевидения советских лет, как они боролись с цензурой и пропускали в эфир крамолу
Кто-бы мог подумать, что «Сябров», давным-давно считающихся символом белорусской эстрады, когда-то могли не пускать на БТ! А ведь в то время они пели даже «Перестройку рок-н-ролл»… Фото: syabry.com

Кто-бы мог подумать, что «Сябров», давным-давно считающихся символом белорусской эстрады, когда-то могли не пускать на БТ! А ведь в то время они пели даже «Перестройку рок-н-ролл»… Фото: syabry.com

ЧТОБЫ ИЗБЕЖАТЬ ГНЕВА ЦК, ПРОГРАММЫ СРАЗУ СТИРАЛИ

Популярнейшая на БТ программа «Сустрэнемся пасля 11-й» выходила с конца 1970-х и до середины 1980-х, одним из ее ведущих был известный журналист Дмитрий Подберезский. За наполнением эфира следил ЦК КПБ глазами своего отдела пропаганды. Правда, телевидение в нем курировал Валентин Болтач, хороший друг главы белорусского Гостелерадио Геннадзя Буравкина, так что многие вопросы решались без шума. Но не все.

Дмитрий Подберезский и Вера Савина в 1970-х - 1980-х вели самые популярные передачи о культуре на БТ. ФОто: архив Веры САВИНОЙ

Дмитрий Подберезский и Вера Савина в 1970-х - 1980-х вели самые популярные передачи о культуре на БТ. ФОто: архив Веры САВИНОЙ

- Больше всего проблем возникало с «Сустрэнемся пасля 11-й», куда мы протаскивали не очень-то советские бенды, - рассказывает Подберезский, который вел и редактировал отдельные выпуски передачи. - После своих эфиров звонил завредакцией Генриетте Ананьевой. На мое «Ну как?» она говорила: «М-да... Будут звонки недовольных трудящихся».

В результате такая программа после эфира в пятницу или субботу стиралась. А в ответ на те самые звонки в понедельник редакцию посещали представители ЦК и требовали показать вызвавшую недовольство программу. Ананьева разводила руками: «У нас бобин не хватает - мы ее стерли».

Гостем одного из выпусков "Сустрэнемся пасля 11-й" стал Давид Тухманов. Фото: архив Дмитрия Подберезского

Гостем одного из выпусков "Сустрэнемся пасля 11-й" стал Давид Тухманов. Фото: архив Дмитрия Подберезского

Когда на московское Центральное телевидение Юрия Антонова и близко не подпускали, он приезжал в Минск к режиссеру Валерию Пестову, своему однокурснику по Молодечненскому музучилищу, и записывал на БТ свои программы. Потом Антонов брал копию на 5-килограммовых бобинах и шел с ней на ЦТ, пытаясь выбить место в эфире.

Но и на БТ имелись запреты по отдельным артистам:

- Года полтора в середине 1980-х почему-то нельзя было показывать «Сяброў». Еще давали команду, чтобы не мелькала Алла Пугачева, затем - София Ротару. При этом вместе сестер Ротару - Софию и Аурику - пожалуйста.

Журналисту и телеведущему Дмитрию Подберезскому приходилось в свое время даже аккомпанировать Марыле Радович. Фото: архив Дмитрия Подберезского

Журналисту и телеведущему Дмитрию Подберезскому приходилось в свое время даже аккомпанировать Марыле Радович. Фото: архив Дмитрия Подберезского

В общем, как в компьютерной игре «Сапер» - не знаешь, рванет на следующей клеточке или нет, шутит журналист. Однажды он все с тем же Валерием Пестовым снимал в Витебске джаз-фестиваль. Только вернулись в Минск, как стали звонить из отдела культуры комсомола: «Что вы там наснимали? У нас звонок из Витебска, надо запретить программу». Оказалось, местная начальница отдела культуры доложила: «Приезжали оркестры с американскими названиями - биг-бенды!»

Анатолий Ярмоленко разыскал специально для "Комсомолки" еще один снимок из перестроечной серии. Внизу кадра виднеется фрагмент советского красного флага. Фото: архив Анатолия Ярмоленко

Анатолий Ярмоленко разыскал специально для "Комсомолки" еще один снимок из перестроечной серии. Внизу кадра виднеется фрагмент советского красного флага. Фото: архив Анатолия Ярмоленко

- Тем не менее мы быстренько все смонтировали, передачу заявили в программу, - вспоминает Дмитрий Альбертович. - Но в день эфира с утра нас с Пестовым вызывает Буравкин и говорит: «Я снимаю программу с эфира - идут звонки из ЦК. А так все нормально, только не стоило бы показывать крупным планом потных музыкантов». Я объяснил Буравкину, что это живой звук, он сказал, что все понимает. А в конце беседы Геннадий Николаевич предложил джентельменское соглашение: «Вы свое дело сделали, я отдам распоряжение, чтобы вам заплатили по 50% гонорара».

По нынешним временам Slade выглядят просто душками, а на советском БТ, чтобы выпустить их в эфир, требовался обличающий текст-сопроводиловка.

По нынешним временам Slade выглядят просто душками, а на советском БТ, чтобы выпустить их в эфир, требовался обличающий текст-сопроводиловка.

Дмитрий Подберезский вспоминает, как редактор еще одной популярной программы 1980-х «Тэледыскатэка» Сергей Виноградов частенько ездил на ЦТ в Москву, где была спутниковая тарелка, перегонял там не только мелодии и ритмы зарубежной эстрады, но и записи Pink Floyd и других зарубежных рок-команд. Однажды Виноградов предложил Подберезскому поставить в эфир группу Slade:

- Я засомневался - они же такие размалеванные. А Сергей говорит: ты напиши подводку поумнее. В эфире это выглядело примерно так: «Сейчас мы вам покажем то, от чего сходят с ума поклонники рок-музыки на Западе. Обратите внимание на внешний вид этой группы. А чтобы вы убедились, насколько это неинтересно и даже противно - посмотрите запись целиком». Потом рок-фанаты звонили мне и говорили: что ты несешь - такая классная группа! Так если бы я эту чушь не сказал, вы ее и не увидели бы на экране… Примерно так же мне пришлось «прикрывать» группу Владимира Кузьмина «Динамик», хотя тексты у них и вправду были так себе - по ним и прошелся. Зато в белорусском эфире появилось шесть их песен. Да и вообще, в сравнении с ЦТ наше выглядело очень либеральным.

Одной из программ, которую вел Дмитрий Подберезский (справа), была "Музыка ад А да Я". На этом кадре журналист со своими соведущими Валерией Скворцовой и Владимиром Шелихиным. Фото: архив Дмитрия Подберезского

Одной из программ, которую вел Дмитрий Подберезский (справа), была "Музыка ад А да Я". На этом кадре журналист со своими соведущими Валерией Скворцовой и Владимиром Шелихиным. Фото: архив Дмитрия Подберезского

«СЛОВА О СЕКРЕТНОМ ЗАВОДЕ Я ГЛУШИЛА ВО ВРЕМЯ ЭФИРА»

Киносценарист Вера Савина в 1970 - 1980-х работала в литературно-драматической редакции БТ. «Комсомолка» рассказывала, что Вере Юрьевне по указанию сверху отказали в съемке творческого вечера Владимира Высоцкого в Минске (см. «КП» за 7 февраля и сайт kp.by. - Ред.). Но это был не единственный случай столкновения с советской цензурой на БТ в ее биографии.

В Советском Союзе тогда было всего два телеканала - ЦТ и белорусский, так что художественные впечатления телезрителей зависели исключительно от создателей соответствующих телепрограмм. «И мы чувствовали себя просветителями, хотелось дать возможность людям лишний раз увидеть своих кумиров», - говорит Вера Юрьевна. За 8 лет на БТ самые большие проблемы у нее возникали из-за программ о театрах – в том числе о работе любителей в небольших городах.

Вера Савина и Дмитрий Подберезский одно время делили соседние столы в одном кабинете на БТ. Фото: архив Веры Савиной

Вера Савина и Дмитрий Подберезский одно время делили соседние столы в одном кабинете на БТ. Фото: архив Веры Савиной

- Интересно, что из моих сценариев о народных театрах вычеркивали слова о том, что в провинциальном коллективе «играет вся сельская интеллигенция» - врач, учитель, работник почты, библиотекарь. На редакционных летучках во время обсуждений презрительно звучало: «Интеллигентная такая передача». А когда меня увольняли и за меня попытался вступиться Ростислав Иванович Янковский, ему в высоких кабинетах Гостелерадио БССР ответили: «Она только притворяется интеллигентной».

Однажды Вера Юрьевна готовила передачу о народном театре в Сморгони. К приезду минской тележурналистки для подготовки сценария вымыли 5-метровые окна и постирали занавески в цеху радиозавода.

Так выглядили телевстречи с театральными звездами на советском БТ: Вера Савина и Станислав Любшин. Фото: архив Веры Савиной

Так выглядили телевстречи с театральными звездами на советском БТ: Вера Савина и Станислав Любшин. Фото: архив Веры Савиной

- Ведущий артист любительского театра работал на радиозаводе слесарем-сборщиком. От души он рассказал на камеру, что собирает очень важные детали, а по вечерам ходит на репетиции. Играл он и Гамлета, и Вершинина, и Паратова, - вспоминает Вера Савина.

Когда программа была подготовлена к выходу в эфир, Веру Юрьевну вызвала цензор.

- Это была запоминающаяся женщина - половина лица у нее была неподвижна, а глаза не моргали. Строго глядя на меня, она спросила: «Какой в Сморгони радиозавод?» Я не знала и предположила, что филиал «Горизонта». Тогда цензор отчеканила: «В Сморгони нет радиозавода!»

Потом Вера Юрьевна узнала, что это был филиал военного завода, который выпускал детали для космической промышленности. Чтобы спасти программу, ей пришлось самой прийти на эфир и зажать звук на фразе «Я работаю на радиозаводе в городе С.». Технический брак могли простить, а вот раскрытие государственной тайны - нет.

Вера Савина (в центре) сделала единственное на БТ интервью с руководителем театра на Таганке Юрием Любимовым (справа). Фото: архив Веры Савиной

Вера Савина (в центре) сделала единственное на БТ интервью с руководителем театра на Таганке Юрием Любимовым (справа). Фото: архив Веры Савиной

Были и профессиональные театры, с которыми возникали щекотливые ситуации, и первый в этом списке, конечно, московская Таганка. К примеру, перед съемкой традиционной программы-анонса «Наши гости» к минским гастролям театра в июне 1979 года у Савиной, как у редактора, теленачальство потребовало развернутый сценарий. Прочитав, указали следить, чтобы на записи артисты чего-нибудь не выкинули.

А до этого Савиной удалось снять киноочерк о премьере на Таганке спектакля «Перекресток» по повести Василя Быкова «Круглянский мост»:

- Это было интересно мне самой. Но, оказалось, и для театра, неизбалованного вниманием критиков и телевидения, выход в эфир интервью с главным режиссером Юрием Любимовым стал заметным событием. Это было одно из первых и редких появлений на ТВ Любимова, тем более - со вступительным словом Василя Быкова.

После выхода в эфир пленка оставалась в архиве БТ, но когда разразился скандал из-за постановки Любимовым в Париже «Пиковой дамы», поступило указание запись уничтожить. Когда я узнала о судьбе своей передачи, очень расстроилась - так хотелось добавить в «Наши гости» материал, снятый пару лет назад и показанный всего однажды. Правда, потом оказалось, что смелые монтажеры сохранили ее - и все-таки показали в эфире. Но потом пленка окончательно исчезла… Интересно, что лет десять спустя в интервью французской газете Midi Libre я говорила: «Цензура - прежде всего личная культура. Отсутствие жестких ограничений вовсе не значит, что все дозволено». Кто бы мог подумать, что все так круто изменится?