Звезды

Картина, которую прятали 30 лет

В юбилейный год знакомим читателей «Комсомолки» с десятью шедеврами Художественного музея - по одному в месяц
«Ужин трактористов» в 1958 году получил Памятный диплом всемирной выставки в Брюсселе.

«Ужин трактористов» в 1958 году получил Памятный диплом всемирной выставки в Брюсселе.

В этом году Национальный художественный музей отмечает 75-летие. За эти годы его собрание выросло до 30 с лишним тысяч экспонатов. Но, как и в любом музее мира, посетители могут видеть лишь небольшую часть его сокровищ. Она даже меньше десятой части.

Эту картину минские зрители не видели почти 30 лет. Да и кто сейчас помнит выставку «Произведения советских художников», проходившую в Художественном музее в 1986 году. Именно на ней едва ли не единственный раз и была выставлена «Смерть дерева».

Судьбу полотна нельзя назвать очень счастливой, а ведь принадлежит оно кисти крупнейшего российского художника, увенчанного многочисленными наградами, премиями и званиями Аркадия Пластова. Написана «Смерть дерева» была в 1961 году и сразу отправилась на международную выставку через океан в Мехико. И только на следующий год картину увидел советский зритель. Тогда-то и услышал художник упрек в том, что тема слишком узкая. И вообще, назвать бы ее «Рубка леса». Чувствуете разницу - «Рубка леса» и «Смерть дерева»? Для Пластова она была принципиальна.

Ведь был он даже не сельским человеком, а настоящим крестьянином, просто получившим хорошее художественное образование в Москве. Но всю жизнь прожил в родной деревне Прислониха под Симбирском. Он, конечно, очень любил сельскую жизнь, она была главной темой его творчества, причем воспевал село Пластов невероятно талантливо, ярко и сочно.

- Во всех его работах чувствуется искренность, - считает заведующий отделом русского и зарубежного искусства Национального художественного музея Алексей Хоряк. - Хотя они и вписываются в концепцию соцреализма.

Но даже такому признанному художнику было не так просто вырваться из деревни, ведь паспорта у колхозников появились только в 70-е годы. Вот и получал Пластов в конце сельскохозяйственного сезона справку в сельсовете: «Колхозник Пластов отпущен на зиму в отхожие промыслы по своей специальности». Это значит, на художественные хлеба в столицу. В Москве его ждала персональная мастерская, многочисленные заказы и участие в выставках. Художнику было уже за 60, когда он впервые попал в Европу, а в 1958 году его «Ужин трактористов» получил Почетный диплом всемирной выставки в Брюсселе.

Аркадий Пластов. "Смерть дерева".

Аркадий Пластов. "Смерть дерева".

И все эти годы в родной Прислонихе его ждала жена… дворянка. Дочь земского начальника Наталья фон Вик после того, как ее семью лишили и дома, и состояния, а саму девушку выгнали из гимназии, собиралась постричься в монахини. Пластов встретил ее в церкви и после долгих уговоров увез в деревню, где Наталья прожила больше 50 лет, ничем, кроме безупречных манер и знания французского языка, не выдавая своего происхождения.

«Смерть дерева» писал уже народный художник, признанный мастер. Хотя сам Пластов признавался, что задумал ее на 15 лет раньше.

- Он писал, что березу выбрал сознательно, как самое народное дерево, - отметил Алексей Хоряк. - Неслучаен и символизм названия. По сути, художник говорит о завершении целой эпохи…

Как полотно оказалось в белорусском музее? В 1965 году ее просто прислали из Дирекции художественных выставок и панорам Министерства культуры СССР.

- В те годы была такая практика. Или сотрудники музея сами выбирали в дирекции картины. Или мы просто получали официальные письма: вам посланы такие-то работы.

А поскольку в нынешней постоянной экспозиции русское искусство заканчивается началом ХХ века, уже почти три десятилетия «Смерть дерева» хранится в запасниках. Правда, в 2003 году, когда праздновалось 110-летие Пластова, его наследники за этой картиной присылали специальный транспорт, оборудованный климат-контролем, чтобы выставить ее на юбилейной выставке.