2018-02-21T22:48:18+03:00
КП Беларусь

Вернется ли в Египет бюст Нефертити?

Поделиться:
Изменить размер текста:

Вряд ли бы мы представляли легендарную Нефертити во всей красе, если б не немецкий археолог Людвиг Борхардт. Он не только в 1912 году нашел ее бюст, но и год спустя вывез его в Германию. Убедил доверчивых египтян, что якобы сделанный из гипса слепок (на самом деле 3300-летний бюст сделан из известняка) – мелочь. Когда же наследники фараонов спохватились, какую ценность выпустили из рук, потребовали у Германии свою реликвию обратно.

Но вначале Гитлер, а затем другие вожди Германии не захотели расставаться с длинношеей красавицей.

И вот средства массовой информации вновь облетело известие: Генеральный секретарь Высшего Совета по древностям Египта Захи Хавасс обратился с просьбой к Германии вернуть бюст на историческую родину.

Германия в очередной раз ответила отказом. Мол, запрос не официальный, поскольку не подписан премьер-министром Египта. И вообще – «Нефертити была и остается посланницей Египта в Германии».

Дополнительная подпись на документе – в принципе, не проблема. Проблема в том, что все страны не очень любят реституцию. То есть расставаться с реликвиями подобного масштаба. Даже, если раритеты достались им не совсем честным путем.

Для меня, как жительницы Беларуси, вопрос этот интересен еще и потому, что является международным прецедентом. После цикла публикаций о Кресте Евфросинии Полоцкой читатели звонят в редакцию и спрашивают: а вернется ли главная белорусская святыня на свою родину? Знаю, что некоторые даже тотализатор устроили, делая ставки преимущественно на отрицательный расклад. На то, что не отдадут нам Крест те, кто им тайно владеет.

Мудрые скептики сетуют: большая часть белорусских ценностей осела в соседней России. В Первую мировую. В 20-30 годы, когда лучшие белорусские сокровища затребовали для своих фондов ведущие российские музеи. И, конечно же, в начале Великой Отечественной войны. Называют грустные цифры, озвученные в 1997 году на проходившей в Минске под эгидой ЮНЕСКО международной конференции: белорусы нынче владеют лишь 1 (!) процентом своих довоенных культурных и исторических ценностей, остальные нам до сих пор не возвращены.

Крест Евфросинии Полоцкой.

Крест Евфросинии Полоцкой.

Вопреки скептикам оптимисты-энтузиасты вроде профессора Адама Мальдиса, создавшего комиссию «Вяртанне», пытаются восстановить перечень вывезенного и добиться возвращения реликвий на родину. Им вторят историки, также пытающиеся докопаться до истины. В редакцию позвонил кандидат исторических наук, доцент БГУИР Иван Гуленко. Рассказал, как после войны он, начинающий ученый, задался вопросом: почему за быструю сдачу фашистам Минска были расстреляны все члены Военного Совета Западного Особого Военного Округа, кроме Первого секретаря ЦК республики Пономаренко? «Наверняка руководитель Белоруссии пообещал вождю привезти столько золота, что Сталин приказал: «Срочно дуй в Москву», - высказал предположение Иван Гуленко. И добавил, как отреагировали в 60-е годы белорусские историки старшего поколения на весть о том, что у проживающего в Подмосковье Пантелеймона Пономаренко сгорела дача, на которой допущенные туда гости видели редкие раритеты. Мудрые старики тогда качали головами и перешептывались: все концы в огонь упрятал выслужившийся перед Сталиным Пантелеймон Кондратьевич.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также