Общество

«Порвана штанина, ссадины на локте и коленях»: в Молодечно судят двух человек за насилие над сотрудниками ОМОН

Обвиняемые говорят, что пытались предотвратить конфликт между милиционерами и горожанами
В деле двое обвиняемых, один из них, Павел Песков - под стражей

В деле двое обвиняемых, один из них, Павел Песков - под стражей

Фото: Павел МАРТИНЧИК

Потасовка с сотрудниками ОМОН в центре Молодечно произошла еще 19 июня. Это был последний день сбора подписей за кандидатов на пост президента. В областных и районных центрах прошли акции. Цепь солидарности выстроились и в Молодечно.

В какой-то момент началась потасовка с сотрудниками ОМОН - как выяснилось в суде, люди пытались отбить от милиционеров человека, которого те задерживали. Эта потасовка сразу стала резонансной, потому что на видео в руках у сотрудника милиции заметили оружие. В МВД тогда уточняли, что пистолет не использовался: он выпал из кобуры, и сотрудник ОМОН вернул его на место.

На следующий день после потасовки, 20 июня, были задержаны молодечненцы Павел Песков и Владислав Евстигнеев - на обоих были составлены протоколы за участие в массовом мероприятии, позже стало известно, что они стали фигурантами уже уголовного дела.

По версии следствия, они в этой потасовке травмировали сотрудников ОМОН. У милиционера Яковенко была порвана левая штанина и повреждено колено, у сотрудника ОМОН Баранова - ссадины на локте и колене.

За сопротивление сотрудникам милиции, сопряженное с насилием, обвиняемым грозит от ограничения до лишения свободы на срок до 5 лет.

И Павел, и Владислав до суда находились под домашним арестом. 18 сентября Павла Пескова взяли под стражу - у прокурора появилась информация, что обвиняемый может уехать из страны.

«Почувствовал, как меня тянут вниз за левую руку»

Потерпевшие сотрудники ОМОН показания давали по видеосвязи, в суд их не вызывали. 30-летний Евгений Баранов рассказал, как 19 июня вместе с напарником задерживал во время акции человека, который показался им зачинщиком: представились, показали удостоверения, попросили пройти в служебный транспорт. Тот отказался - парню заломали руки за спиной.

- Я стоял спиной к участникам мероприятия, лицом к служебному транспорту. Потом почувствовал, как меня тянут вниз за левую руку. Впоследствии упал. Потом узнал, что гражданином, который тянул меня, оказался Евстигнеев. При падении упал на руки и колено. Началось давление, на меня упали еще люди. Я упал на локоть еще больше. В момент падения перекинул через себя гражданина Евстигнеева, чтобы иметь возможность встать. Встал, и мы уехали, - цитировала Баранова «Рэгіянальная газета».

Второй - Владислав Евстигнеев (на фото на первой скамейке в майке), под домашним арестом

Второй - Владислав Евстигнеев (на фото на первой скамейке в майке), под домашним арестом

Фото: Павел МАРТИНЧИК

Второй потерпевший, Вячеслав Яковенко, так описывал, что с ним произошло:

- Я не видел, кто меня схватил за плечо. После успел повернуться, увидел, что тянул мужчина в возрасте в светлой рубашке. Я развернулся, увидел, что Баранов уже лежит. Я упал левым коленом на землю, а периферийным зрением увидел, что подходят люди. После того как упал на колено, почувствовал, что меня тянут за обмундирование, за шею. Я упал еще раз.

«Но я не мог нанести сотруднику ОМОНа травмы»

Обвиняемый Павел Песков рассказывает, что в тот день возле главного входа в парк увидел толпу людей.

- Видел там двоих сотрудников в черной форме и одного в обычной форме милиции, он был с мегафоном. Милиционер говорил, что мероприятие не санкционировано и просил разойтись. Я был без компании, гулял. Хотел поставить свою подпись и отправиться домой.

В какой-то момент, продолжает Павел, он услышал крики. Что именно произошло, он сразу не понял, потому что отошел покурить.

- Я вернулся и увидел, что омоновец коленом надавливает на человека в полосатой рубашке. Это происходило возле микроавтобуса. Человек лежал на животе, сопротивлялся, пытался встать. Я подбежал, пытался омоновца схватить или за руку, или за плечо. Взял за форму, потянул. Это все было спонтанно, эмоции сыграли. У меня не было мысли причинить ущерб - только предотвратить конфликт, который мог перерасти в нечто большее. Если бы на месте омоновца был человек в полосатой рубашке - я бы его оттащил. Конфликт не должен был состояться, когда в двух метрах были дети.

- От ваших действий сотрудник ОМОН упал? - уточняет гособвинитель.

- Не видел, чтобы он падал. Меня выкинули из толпы: я упал, порвал майку, побил бок, кто-то раздавил мои очки. Сотрудники ОМОН сели в машину и уехали, после чего все разошлись по домам.

Павел говорит, что в тот день не пил. Он рассказывает о себе: ухаживает за пожилой бабушкой, инвалидом первой группы.

- Полдня провожу с ней, полдня со своей гражданской женой. Уход за бабушкой - это мое основное место работы, она инвалид первой группы. До этого работал на стройках.

Свою вину Павел признает частично: вмешиваться, говорит, не стоило.

- Но я не мог нанести сотруднику ОМОНа травмы, повреждения одежды - он их мог получить до того.

Если вина Павла и Владислава будет доказана, им грозит до пяти лет лишения свободы

Если вина Павла и Владислава будет доказана, им грозит до пяти лет лишения свободы

Фото: Павел МАРТИНЧИК

«Попытался оттянуть милиционера»

25-летний Владислав Евстигнеев рассказал, что, когда на акции начались задержания, он услышал крик женщины - решил, что к машине ведут ее.

- Потом увидел, что задерживают парня. Я подбежал к милиционеру (им оказался Евгений Баранов), схватил его левой рукой за левую руку, а правой пытался схватить за туловище. Я не бил милиционера, не душил его, как говорил свидетель, такого не было. Попытался его оттянуть - мы с ним упали, я просто за него держался. Потом меня оттащили, милиционер крикнул «Лежать!».

Владислав надеется, что суд вынесет решение, не связанное с лишением свободы.

- Чтобы можно было хоть дома находиться. У меня мать инвалид, у нее шизофрения, была попытка суицида.

В заключении эксперта сказано, что у милиционера Яковенко была ссадина на левом колене. Фотографий, которые бы подтвердили эту травму, в деле нет.

В суде посмотрели видео, которые 19 июня снимали очевидцы задержания человека в Молодечно. Ролики периодически комментировал адвокат Пескова:

- В руках у сотрудников милиции должно быть удостоверение, должен состояться диалог или монолог. Они должны были предупредить о нарушении и предложить человеку проследовать в транспортное средство, но этого нет. Мы видим абсолютно неправдивые показания со стороны сотрудников ОМОН.

Суд продолжится 28 сентября.

Напомним, за насилие, причиненное сотрудникам МВД, и угрозу таких действий возбуждено 141 уголовное дело. 31 августа в МВД рассказывали, что травмы получили 148 милиционеров - у них ссадины, ушибы, переломы, химические ожоги, ЧМТ.

Вместе с тем белорусы подали больше двух тысяч заявлений о применении насилия со стороны силовиков - ни одного уголовного дела не возбуждено. 26 августа под руководством Генпрокуратуры была создана межведомственная комиссия по оценке фактов насилия со стороны силовиков.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Ветеран ОМОН: «Когда стоишь в цепи и тебе командуют «Задерживайте!» - ты не можешь не выполнить приказ»

36-летний белорус Павел Кулаженко 5 лет отслужил в ОМОНе после службы в спецназе внутренних войск. В 2011 году он переехал жить в Нью-Йорк по грин-карте. Мы поговорили о внутренней кухне подразделения, подготовке и протестах (Читать далее)