Общество

«Калі даведаемся прозвішчы новых акцераў Купалаўскага, можам быць вельмі здзіўленымі»: артисты забрали вещи после увольнения

Актеры Купаловского, которым подписали заявления на увольнение, пришли в театр за трудовыми книжками и вещами. В здание их пускали по одному
Чтобы актеры забрали свои вещи трудовые книжки, в театр их пускали по одному

Чтобы актеры забрали свои вещи трудовые книжки, в театр их пускали по одному

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Больше недели купаловцы, многие из которых подали заявления на увольнение, когда 17 августа с должности гендиректора был досрочно отправлен в отставку Павел Латушко, не могли попасть в театр. Сначала там неожиданно началась двухдневная санобработка, потом их просто не пускали в здание, а театр отправили на простой. 26 августа и. о. гендиректора, замминистра культуры Валерий Громада подписал приказ об увольнении 58 человек. Из 57 актеров труппы заявления написали 36 человек. А еще в театре сейчас не осталось ни одного режиссера.

27 августа многие актеры пришли в театр за трудовыми книжками и вещами, которые скопились в гримерках у кого за 10, а у кого и за добрые 30 - 40 лет. Одна из актрис, кто забрал трудовую, - народная артистка Зоя Белохвостик.

Народная артистка Зоя Белохвостик 26 августа забрала вещи из Купаловского. Она служила в театре почти 40 лет

Народная артистка Зоя Белохвостик 26 августа забрала вещи из Купаловского. Она служила в театре почти 40 лет

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

- Безумоўна, мы разлічвалі на такі фінал. Гэта быў вельмі складаны крок, і трэба трымаць свае слова, - рассказывает на террасе театрального кафе Зоя Валентиновна. После 38 лет в театре сейчас она пришла сюда только лишь на интервью. - Учора я ўжо забрала рэчы. У мяне былі дзве агромныя валізкі і яшчэ тры мяхі. Вельмі шмат. Таму што гэта дом. Там канцэртныя строі, посуд, ролі, кнігі, фарбы, цэлае жыцце… Мы не ведаем, што будзе далей, але мы дакладна будзем трымацца разам. Днямі збярэмся і будзем вырашаць, як працаваць далей і дзе. Есць розныя прапановы. І мы хацелі б застацца калектывам - разам.

О том, что будет дальше с театром, никто не знает, но все как один говорят, что театр - не здание, а люди. А вот что будет происходить на Энгельса, 7? Новая труппа и репертуар? В городе до сих пор висят афиши спектаклей, в которых играют уволенные актеры, и премьер, которые уже, видимо, не состоятся. Так, сезон должен был начаться с уже трижды перенесенной премьеры пластического спектакля Сергея Землянского En souvenir de Шагал и новой постановки купаловских «Тутэйшых» худруком труппы Николаем Пинигиным, который тоже написал заявление.

- Безумоўна, нехта тут будзе, - рассуждает Зоя Белохвостик. - Будуць нейкія артысты і нейкі мастацкі кіраўнік. Мы будзем здзіўляцца. І можа быць, гэта будзе нават шок, калі мы даведаемся прозвішчы. Але гэта ўсё роўна не будзе Купалаўскі тэатр.

Зоя говорит, что и. о. гендиректора Валерия Громаду актерам так никто и не представил.

- Мы сваімі вачыма не бачылі чалавека, які выконвае абавязкі дырэктара. Толькі яго подпіс у працоўнай кніжцы.

«У меня там духи и роли. Все оставлю»

Актеры уже по традиции собираются на террасе, в театр их запускают по одному.

- Кто последний? - иногда возникает вопрос.

Актриса Кристина Дробыш возвращается в театр три раза: не хватает рук, чтобы вынести все свои вещи. Пакеты, чемодан на колесиках и в конце - мягкая плюшевая панда вместе с цветком в вазоне…

Кристина Дробыш выносила свои вещи из театра в несколько заходов: пакеты, чемодан на колесах, вазон с цветком и плюшевая панда

Кристина Дробыш выносила свои вещи из театра в несколько заходов: пакеты, чемодан на колесах, вазон с цветком и плюшевая панда

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Ждет очереди и актер Павел Остроух. Для него 101-й сезон Купаловского должен был оказаться десятым в театре.

- У нас же здесь режимный объект, запускают по одному, - иронизирует Павел и рассказывает о планах на ближайшие дни: - Забрать вещи, забрать трудовую, пару дней распределить силы и понять, как жить дальше. По моему личному ощущению, это временное обстоятельство. Глобально я думаю, что мы победим это все, выстоим и вернемся сюда.

Справа - Павел Остроух, слева - Роман Подоляко. Оба актера сегодня забрали вещи из театра

Справа - Павел Остроух, слева - Роман Подоляко. Оба актера сегодня забрали вещи из театра

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Павел говорит, что сейчас придется сложно в бытовом плане. Надо решить вопросы с жильем. Он, как и многие актеры, жил с семьей в арендном жилье.

- Но не напиши я заявление, мне было бы тяжело с этим жить. Это разрушало бы меня как человека. Сейчас основная сложность - это поиск квартиры. Потому что у меня семья и дети. Найти другую работу - не представляю, как можно перестроиться. Странное внутреннее ощущение: нет какой-то апатии и депрессии, есть вера в добро.

Для Светланы Аникей сезон должен был оказаться 21-м по счету. Актриса сидит на террасе и за вещами идти не планирует.

- Я туда боюсь входить, не хочу, у меня панические атаки, - объясняет актриса. - Я оставлю все вещи там. Но у меня там особо ничего нет: духи, старые штаны и роли мои. Я хочу попросить, чтобы трудовую книжку мне вынесли. Многие говорят, что надо думать головой. Но я думаю сердцем. И это мой плюс. Я никогда не загадываю наперед, но если мне сердце подсказывает что-то сделать - я делаю.

Сотрудники, которые контролируют, чтобы в театр входили по одному, - это вахтеры, с которыми актеры каждый день здоровались приходя в театр. Когда подходит очередной человек, они объясняют, что впустить не могут.

- Они - стрелочники: им дано указание. Это нормальные вахтеры, - говорит Игорь Денисов, который тоже забрал вещи. - В старом театре у нас работали вертухаи, которые раньше были надзирателями в тюрьмах. А сейчас есть даже бывшие музыканты.

«Улыбаться, наверное, надо?» - спрашивает заслуженный артист Беларуси Игорь Денисов, позируя для фото

«Улыбаться, наверное, надо?» - спрашивает заслуженный артист Беларуси Игорь Денисов, позируя для фото

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

Из театра выходит музыкант Юрий Хиловец с несколькими пакетами и музыкальными инструментами.

Музыкант Юрий Хиловец пришел в футболке «Я/МЫ КУПАЛОВЦЫ»

Музыкант Юрий Хиловец пришел в футболке «Я/МЫ КУПАЛОВЦЫ»

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

-Тут яшчэ не ўсе рэчы. У мяне яшчэ пяць гітар, скрыпка… Я на гэтым усім іграў. А тут - фрак, канцэртны касцюм, ноты нейкія, чашкі любімыя, з якіх пілася кава. Сення нешта дэмакратычна было, калі забіраў рэчы. Пару дзен таму забіраў гітару, дык кожны крок быў пад наглядам міліцыянераў, - говорит Юрий Павлович. - Нічога, завядзем гаспадарку! Засталася ад бацькоў дача тры соткі. Бульбачку пасеем, парсючка завядзем, козачку. Затое сумленне будзе чыстым!

Через три недели Купаловскому театру исполнится сто лет.

Через три недели Купаловскому театру исполнится сто лет.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ