Политика

Кандидат в президенты Анна Канопацкая: Лукашенко - сильный соперник, это факт

Накануне выборов мы встретились с кандидатами в президенты Беларуси и задали одинаковые вопросы о том, какие цели они преследуют в этой гонке
Анна КАНОПАЦКАЯ: Лукашенко - сильный соперник, это факт.

Анна КАНОПАЦКАЯ: Лукашенко - сильный соперник, это факт.

Фото: Павел МАРТИНЧИК

Накануне выборов президента Беларуси «Комсомолка» встретилась с кандидатами на этот пост. Всем кандидатам мы задали семь одинаковых вопросов о том, какие цели они преследуют в этой гонке, а также поговорили о будущем, страхах и жизни после выборов. С Анной Канопацкой мы встретились в ее предвыборном штабе, офис которого находится на Немиге.

СПРАВКА «КП»

Анна Канопацкая родилась в Минске в 1976 году. Ее отец - бизнесмен Анатолий Труханович, которого считают первым официальным долларовым миллионером в Беларуси. Закончила юрфак БГУ. C 2016 по 2019 год - депутат парламента, причем в своем избирательном округе опередила экс-кандидата в президенты Татьяну Короткевич. Разведена, двое детей.

- Анна, у всех кандидатов мы прежде всего спрашиваем - зачем вы вступили в предвыборную гонку?

- Чтобы провести глубокие реформы в экономической, политической, социальной сфере. Я отказалась от высокопоставленной должности в правительстве Беларуси (какой именно, Канопацкая не уточнила. - Ред.) именно потому, что я понимала, что у правительства сегодня нет той полноты власти и инструментов, которые бы позволили провести эти реформы.

- Какие политические силы вы представляете?

- Белорусскую оппозицию - все те силы, которые выступают за демократический европейский путь развития Беларуси, для которых суверенитет Беларуси действительно является ценностью. Еще будучи депутатом Палаты представителей, я была единственной, кто инициировал и последовательно выступал за денонсацию (расторжение. - Ред.) Союзного договора между Россией и Беларусью. Как юрист, я понимаю, что этот договор нарушает не только белорусскую, но и российскую Конституцию.

- Представим, что вы победили - что бы вы хотели успеть сделать или изменить за пять лет на посту президента?

- Когда я стану президентом, буду настаивать на том, что в Беларуси необходим один семилетний президентский срок и что страна должна стать президентско-парламентской республикой. Я понимаю, что независимость страны в первую очередь строится на эффективной экономике. Я со смехом смотрю, как другие кандидаты говорят: «Мы идем для того, чтобы потом провести новые выборы». Да у вас уже сегодня катастрофически не хватает времени для того, чтобы вывести Беларусь из той ямы, в которую она все глубже и глубже увязывается!

Экономические реформы - это приватизация государственной собственности, продажа государственных предприятий, особенно неэффективных. Я, еще будучи депутатом, вносила законопроект об изменении Кодекса о земле и до сих пор выступаю за частную собственность на землю.

- В случае победы каким было бы ваше идеальное правительство?

- Весь мой штаб согласен и дальше работать со мной. Я против люстраций. Я за то, чтобы любой человек, независимо от чина и ранга, был привлечен к ответственности только на основании решения суда. Будучи депутатом, я работала с правительством. Я знаю, что там есть профессионалы, которые выступают за реформы.

- Можете назвать конкретных людей?

- Я не могу сейчас назвать их фамилии, чтобы не навредить им. Конечно, я не оставлю тех чиновников, которые совершили преступления или поступки, несовместимые с занимаемой должностью. Но это будет решать суд.

- Что бы вы сказали о себе людям, чтобы убедить их отдать вам свой голос? Нет ли опасений, что в этой гонке всплывут какие-то нежелательные факты вашей биографии?

- Я в политике с 1995 года - именно в оппозиции к действующей власти. Я еще в 2014 - 2015 году ощутила на себе весь маховик репрессий государственной машины. Вдумайтесь: я вынуждена была отправить учиться своих детей за границу, чтобы обеспечить их безопасность. Я пережила проверки ДФР Комитета госконтроля, КГБ, налоговой инспекции, у меня арестовали машину, я выплатила кучу штрафов…

- А испытываете ли вы давление через родственников? Например, через отца?

- Сейчас нет такого сильного давления. Но я испытываю сильное давление со стороны российских СМИ и телеграм-каналов, да и в Беларуси я вижу неравное отношение ко мне журналистов - обо мне часто распространяют либо непроверенные слухи, либо лживую информацию.

- Почему люди должны верить именно вам?

- Потому что я сегодня единственный оппозиционный, проевропейский, демократический кандидат, который выступает за глубокие структурные реформы. И только я сегодня имею силу, команду, возможности выйти во второй тур.

- Думали, что будете делать после 9 августа, если не победите в выборах?

- Буду готовиться ко второму туру 23 августа.

- А если второго тура не случится или если вы проиграете?

- Буду оспаривать результаты второго тура. И, безусловно, останусь в политике.

Анна КАНОПАЦКАЯ: Лукашенко - сильный соперник, это факт.

Анна КАНОПАЦКАЯ: Лукашенко - сильный соперник, это факт.

Фото: Павел МАРТИНЧИК

«Я ПРЕДЛАГАЛА ЗАКОНОПРОЕКТ О ГАРАНТИЯХ ПРЕЗИДЕНТУ, ЧТОБЫ ЧЕЛОВЕК ЗАДУМАЛСЯ: МОЖЕТ, ПОРА УЙТИ?»

- Что должно случиться, чтобы вы снялись в пользу кого-либо из других кандидатов?

- Даже если небо упадет на землю, я не буду сниматься.

- Недавно вы заявили, что считаете Лукашенко единственным своим соперником. Вас не впечатлило количество людей, подписавшихся за Бабарико, Цепкало и Тихановскую?

- Если мы соберем общее количество подписей, которые собрали все остальные кандидаты, все равно будем далеки от Лукашенко. Он сильный соперник, это факт.

- А что вы можете сказать тем, кто считает, что у вас есть некая договоренность с действующим президентом?

- Послушайте, я предлагала законопроект о гарантиях президенту именно для того, чтобы человек задумался: может, пора уйти? Я не хочу, чтобы глава государства держался за должность только из страха, что он может быть распят на площади (законопроект предполагал, что экс-президент не может быть привлечен к ответственности за деяния, совершенные на президентском посту, но его могут лишить неприкосновенности, если речь идет о тяжком преступлении. К рассмотрению парламентом проект принят не был. - Ред.). Я выступаю за цивилизованный переход власти. Под эти гарантии уходили многие - например, тот же Ельцин. Этот законопроект не означает индульгенцию, он просто определяет особый порядок привлечения к ответственности. Я знаю сегодняшнюю систему органов дознания - там сидит молодой человек, которому 25 - 30 лет, и он бледнеет при слове «президент». Он никогда в жизни не возьмет на себя ответственность за решение о привлечении высокопоставленного чиновника к ответственности. А когда эта ответственность распределяется между 110 членами Палаты представителей, вероятность честного правосудия намного больше.

Анна Канопацкая: "Я юрист и четко знаю, где пролегает грань между оскорблениями и сравнениями".

Анна Канопацкая: "Я юрист и четко знаю, где пролегает грань между оскорблениями и сравнениями".

Фото: Павел МАРТИНЧИК

- Вы остро высказывались о своих оппонентах, в частности, о Викторе Бабарико, подозревая его в связи с Кремлем и даже сравнив с педофилом. Вы считаете, это выигрышная стратегия?

- Есть такое понятие - аллегория. Я юрист и четко знаю, где пролегает грань между оскорблениями и сравнениями. Я не играю в политику, я ее делаю. А это игра - когда меня вынуждают поставить подпись в поддержку Бабарико. Представляете, если бы Трамп поставил подпись в поддержку Байдена? Это глупо. Если у нас в Беларуси отсутствует политическая культура и политическая борьба, значит, кто-то должен начать. И я начну. Это, как говорится, «реал политик» - реальная политика.

«УМЕЮ ОБРАЩАТЬСЯ С ОРУЖИЕМ - У МЕНЯ ОТЕЦ ОХОТНИК»

- Недавно Лукашенко озвучил идею: сделать службу в армии обязательным условием для выдвижения на пост президента. Что думаете?

- Это ущемление прав - тогда нужно вводить обязательную воинскую обязанность для всех. Кстати, я - военнообязанная: в БГУ у нас был курс медицины, я - медсестра запаса.

- А стрелять умеете?

- Умею. У меня отец охотник, сын охотник и муж был охотником.

- А каков ваш идеал мужчины?

- Мой мужчина - он идеальный для меня.

- Кто вам сделал самый дорогой подарок и что это было?

- Много было дорогостоящих подарков - и драгоценности, и произведения искусства. Все - от мужчин. Мое понимание феминизма - это равные права. Но я точно понимаю, что мужчины и женщины - разные, поэтому позволю мужчине открыть мне дверь, подать шубу и заплатить за кофе в ресторане.

- Чем вы руководствуетесь в выборе одежды?

- Чтобы было удобно и комфортно. На чем я никогда не экономлю - это брендовая обувь, потому что я всегда хожу на высоких каблуках. При этом я уже четко знаю, какие марки мне подходят - и даже супербренды типа «Лабутенов» или Джимми Чу вы на мне не увидите, потому что они просто не садятся. Зато вы увидите на мне Prada, Gucci, Le Silla, Baldinini, Salvatore Ferragamo. Я почти не покупаю вещи в Беларуси - у меня есть возможность делать это за границей. Самый дорогой предмет гардероба - наверное, шуба. На распродаже она стоила около 4 тысяч евро. А последняя моя самая дорогая покупка - автомобиль, красный Range Rover Evoque.

Анна Канопацкая: "Я почти не покупаю вещи в Беларуси - у меня есть возможность делать это за границей".

Анна Канопацкая: "Я почти не покупаю вещи в Беларуси - у меня есть возможность делать это за границей".

Фото: Павел МАРТИНЧИК

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Кандидат в президенты Светлана Тихановская: «Хочу стать президентом не ради власти»

Кандидат в президенты Андрей Дмитриев: «Если скажут: «Снимаешься - Бабарико и Тихановский выходят на свободу», - не раздумывая, выйду из гонки»

Кандидат в президенты Сергей Черечень: Считаю так - не успеваешь за временем - оставайся в прошлом