Общество

«Два дня температуры - и кончился ваш коронавирус»: блокадники Ленинграда оценили теорию ученых о «генетической защите» от COVID-19

Жители блокадного города на собственном опыте рассказали, как перенести опасную болезнь без осложнений и последствий для организма
Бытует мнение, что коронавирус опаснее всего для пожилых людей. Блокадники Ленинграда доказывают - не для всех и не всегда.

Бытует мнение, что коронавирус опаснее всего для пожилых людей. Блокадники Ленинграда доказывают - не для всех и не всегда.

Фото: Артем КИЛЬКИН

Идея петербургских ученых о том, что блокадники Ленинграда могут быть невосприимчивы к коронавирусу SARS-CoV-2 на генетическом уровне, вызвала большой резонанс. Кто-то ее осудил, кто-то – наоборот, поддержал смелую версию и призвал изучить ее в деталях как можно скорее. «Комсомольская правда в Санкт-Петербурге» же решила пообщаться с самими блокадниками, чтобы узнать, имеет ли теория о «генетическом щите» право на жизнь или нет.

По словам блокадницы Нины Сердюк (ее эвакуировали из осажденного Ленинграда в октябре 1942-го года) с предположением петербургских генетиков она скорее склонна согласиться.

- Только вы знаете, дело, наверное, не в блокаде, как таковой, - отмечает Нина Николаевна. – Я думаю, тут причина скорее в наших родителях. Потому что и по моим наблюдениям и по наблюдениям всех моих знакомых они все-таки были здоровее, чем нынешнее поколение. Потому что росли на натуральных продуктах, много двигались, постоянно работали. Возможно, что-то – какие-то особенности иммунитета – от них передалось и нам.

По словам ученых, причина устойчивости блокадников к коронавирусу - в крепком иммунитете и правильном образе жизни.

По словам ученых, причина устойчивости блокадников к коронавирусу - в крепком иммунитете и правильном образе жизни.

Фото: Артем КИЛЬКИН

Нина Сердюк вспоминает: как бы то ни было, после того, как закончилась война, ни она сама, ни ее друзья и подруги, тоже столкнувшиеся с жизнью в условиях блокады, действительно не имели никаких проблем с вирусными заболеваниями.

- Недавно вот мы общались с подругой, - рассказывает женщина. – И она мне говорит: «Слушай, Нин, а я ведь за всю жизнь ни одного бюллетеня не брала!». Впрочем, тут, я думаю, играют роль еще и морально-волевые качества. Вот их-то война точно в нас воспитала и закалила.

Нине Николаевне действительно можно верить: в 80 лет она сама… переболела коронавирусом. И в отличие от многих других для нее это обошлось без серьезных последствий.

- Я заразилась в санатории, - признается женщина. – Какое-то время у меня держалась температура – не очень высокая, до 38 градусов – на пару дней пропадало обоняние. А потом кончился весь коронавирус. Я заставляла себя не киснуть, каждый день выгоняла на прогулки, так что, как видите, вполне жива-здорова. И тесты все отрицательные. Так что, возможно, что-то такое в нас действительно может быть. Надо только это хорошенько исследовать.

Успела переболеть COVID-19 и 83-летняя Валентина Котикова. Она провела в блокадном Ленинграде семь месяцев – в мае 1942 года уехала по Дороге жизни.

Основным залогом выздоровления все собеседники "Комсомолки" называют прогулки на свежем воздухе и занятия спортом.

Основным залогом выздоровления все собеседники "Комсомолки" называют прогулки на свежем воздухе и занятия спортом.

Фото: Артем КИЛЬКИН

- Сначала я почувствовала просто недомогание, - вспоминает Валентина Васильевна. – Потом как-то раз поливаю цветы – у меня герань растет, очень ароматная – а они не пахнут! Съела зубчик чеснока – тоже не пахнет. Мы с мужем вызвали врачей, приехали к нам «космонавты» в костюмах, взяли мазок, поставили диагноз. Выписали таблетки. Вот мы их пили. Могу сказать, что ничего такого уж страшного я не почувствовала – просто потемпературила немного. Мужу пришлось тяжелее, но и у него все обошлось. Хотя болели мы дома, в больницу ехать отказались.

По словам Валентины Котиковой, устойчивость к болезням у блокадников действительно есть. Только основана она, опять же, скорее на особенностях мышления, а не организма.

- У нас же совершенно другое восприятие, - признается женщина. – Мы не привыкли раскисать, не привыкли жаловаться. А самовнушение ведь очень большую роль играет – в том числе и при разных болезнях. Хотя в самом Ленинграде, конечно, с этим было очень тяжело. Многие простужались, многие умирали. Я до сих пор помню, как иду по улице, а в окнах – кресты. Метки – тут покойник. Так что всякое было, конечно. Но тех, кто выжил, уже ничто не возьмет.

Впрочем, соблюдать меры безопасности все же нужно - заболеваемость в городе растет день ото дня.

Впрочем, соблюдать меры безопасности все же нужно - заболеваемость в городе растет день ото дня.

Фото: Артем КИЛЬКИН

МНЕНИЕ

Главный геронтолог Санкт-Петербурга Владимир Хавинсон:

- Рациональное зерно здесь определенно имеется. Даже у меня есть знакомые блокадники, которые были в блокадном Ленинграде в детском возрасте. Они до сих пор ведут очень активный, правильный образ жизни, некоторые круглый год купаются в Неве. Часть действительно по собственной неосторожности заразилась коронавирусом, но перенесла его достаточно легко и без особых проблем. Во-первых, у этих людей отличный иммунитет – они закаляются, много времени проводят на свежем воздухе. Во-вторых, война и блокада, как ни страшно об этом говорить, сами по себе явились очень мощными факторами естественного отбора. Те, кто был слабее, умерли – от разных причин. Те, кто были сильнее, с более «сильной генетикой» – выжили. Вероятно, устойчивость людей, прошедших блокаду Ленинграда, к разного рода болезям и вирусам , связана прежде всего именно с этим. Ну а для всего остального нужны долгие и серьезные исследования и такие же серьезные научные публикации – пока ни того, ни другого я не видел.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ:

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Ученые назвали неожиданную категорию людей, которые могут иметь «генетическую защиту» от коронавируса

Пока это только теория, но она близка к тому, чтобы оказаться правдивой (подробности)

Рекомендуемые